Новости

29 августа 2019Главная новость

Открыт новый комплекс фабрики бортового питания Толмачёво Открыт новый комплекс фабрики бортового питания Толмачёво

29 августа в аэропорту Толмачёво торжественно открыт новый комплекс фабрики бортового питания. Напомним, что мероприятие, посвящённое началу строительства нового комплекса, состоялось ровно год назад — 29 августа 2018 года.

28 июля 2008

Алексей Чертенков: «Я оказался в нужном месте, в нужное время»

Интервью генерального директора ОАО «Аэропорт Толмачево» Алексея Чертенкова журналу «Стратегии успеха» (№ 8, август 2008 г.).

Алексей Чертенков: «Я оказался в нужном месте, в нужное время»

Карьеризм сегодня в моде. В России появилось множество бизнес- тренеров, обучающих планировать свое продвижение по службе, просчитывать каждый шаг. Генеральный директор ОАО «Аэропорт Толмачево» Алексей Чертенков - один из самых молодых топ- менеджеров в авиации- никогда не задумывался над вопросом, сколько нужно времени, чтобы вырасти из рядового водителя бензовоза до руководителя международного аэропорта. В июле 2008 года Алексей Чертенков возглавил рейтинг 25 эффективных генеральных директоров Сибирского региона. Секреты своего успеха Алексей Чертенков раскрыл корреспонденту «СУ» Оксане Мочаловой.

Алексей Николаевич, расскажите, пожалуйста, как начиналась ваша карьера? Каким был ваш путь к авиации?

Мне неоднократно задавали вопрос о начале карьеры. И каждый раз я затрудняюсь точно сказать, откуда начинается ее отсчет. Одно скажу - я даже не предполагал, что моя жизнь будет плотно связана с авиацией.

У меня не было богатых родителей, я не получал никаких активов в результате приватизации 90-х годов. Я долгое время «искал себя» и попробовал свои силы во многих сферах. Работал на заводе, в милиции, на ветеринарной станции, писал книги и занимался предпринимательством. При этом, каждый из периодов жизни был полезен и преподнес жизненный урок. Так, на заводе у меня впервые проявились организаторские способности. Наверное, я был первым, кто организовал в маленьком городе Арсеньеве рабочую забастовку (смеется).

Работа в милиции показала, что у меня серьезные проблемы с подчинением начальству. А когда начало развиваться кооперативное движение, я решил попробовать себя в бизнесе (1991-1992 годы). Именно тогда я получил первый удар от компаньона. Я хорошо помню тогдашнее свое состояние. Злость на весь белый свет, обида и сожаление. Это был один из самых тяжелых периодов в моей жизни. Но время расставило все по своим местам. Я оказался в нужном месте, в нужное время. Именно устройство на работу водителем бензовоза в топливную компанию «Титан» я до сих пор считаю своим «звездным часом» и переломным моментом в моей жизни. Карьерный рост здесь я сделал за год, поднявшись с водителя до заместителя генерального директора. В компании я курировал строительство и функционирование сети АЗС. Таким был мой приход в большой бизнес. Но тогда я был наемным менеджером, и после реорганизации компании, мне пришлось уйти. Но у меня уже был опыт и капитал, которого оказалось достаточно для организации собственного бизнеса. Я продолжил заниматься ГСМ и вместе с братом я начал строить сеть АЗС. Уже через полгода моя компания была крупнейшей на приморском рынке реализации ГСМ.

А как от топлива пришли в авиацию? Можно сказать, что вы кардинально поменяли сферу деятельности. В связи с чем это произошло? Кто или что оказал наибольшее влияние на выбор деятельности?

В 1999 году я решил «отдохнуть» от топливного бизнеса и передать друзьям управление своей трейдерской компанией - у меня возникло желание попробовать себя в какой- то иной сфере. Так сказать, отправиться в «творческий отпуск». Тогда моя компания занималась не только продажей ГСМ для наземного транспорта, но и поставками авиационного топлива (керосина), поэтому среди моих знакомых было достаточное количество авиаторов. Одним из них стал мой учитель, наставник и друг Андрей Игоревич Лобкин- тогда заместитель генерального директора АК «Сахалинские авиатрассы» (САТ). Именно он сделал из нефтяника Алексея Чертенкова авиатора. После назначения Андрея Лобкина генеральным директором аэропорта Южно- Сахалинска, я в начале 2000 года возглавил практически умершее предприятие ГУАП "САТ-Карго", чуть позже стал заместителем генерального директора по экономике, финансам и коммерческой работе аэропорта Южно- Сахалинска. Через три года перешел в аэропорт Толмачево первым заместителем генерального директора (им тогда Андрей Лобкин был), а в феврале 2006 был назначен руководителем аэропорта.

Скажите, а каким вы представляете себе свое будущее? Не возникает ли у вас ощущения, что управление аэропортом Толмачево станет неким пиком в карьере?

Больше всего в жизни я не люблю заниматься рутиной. Когда я чувствую, что начатый мною проект находится на завершающей стадии, я обычно предпочитаю его передать кому- нибудь другому, поскольку теряю к нему всякий интерес. С Толмачево совершенно иная ситуация. Я постоянно открываю здесь для себя что- то новое, пытаюсь реализовать интересные проекты. И вы сами видите, что нет предела совершенству. Вообще, я не представляю себя сегодня без авиации. Несмотря на то, что романтики в ней с каждым годом остается все меньше, поверьте, она все еще существует. Авиация- это стихия, с которой очень сложно расстаться. С другой стороны, в какой- то мере вы, наверное, правы- вряд ли я смогу занять какую- то более высокую и интересную должность, чем генеральный директор аэропорта Толмачево. Наверное, это пик.

В таком случае, не возникало ли у вас мысли последовать примеру вашего предшественника и наставника Андрея Лобкина, который поменял кресло генерального директора аэропорта на кресло мэра?

Нет. Я для себя решил, что только не политика. Я бизнесмен и этим все сказано. А что касается Андрея Игоревича Лобкина, то он, даже возглавляя Толмачево, был политиком, публичной фигурой.

Значит, остается собственный бизнес? Но бытует такое мнение, что люди проработавшие долгое время наемными топ- менеджерами редко решаются на свой собственный бизнес.

Я никогда не скрывал, что у меня и сейчас есть свой бизнес. Причем, вполне успешный. Можно сказать, что для меня работа в аэропорту Толмачево является неким проектом самореализации. Не более того. Я являюсь наемным менеджером, который работает на государство и акционеров, но свой основной доход получаю за счет своего бизнеса. Поэтому у меня не возникает сомнения, что после моего ухода из Толмачево, я продолжу свое собственное дело.

Скажите, а как выстраиваются ваши взаимоотношения с акционерами? Прислушиваются ли акционеры к вашему мнению в принятии решений по стратегическим вопросам?

Большой бизнес- это всегда компромисс. Хотя, иногда акционеры упрекают меня за упрямство. Но я от чистого сердца благодарен судьбе за то, что мне представилась возможность работать именно с такими компетентными и грамотными акционерами. Да, мы часто спорим по тем или иным рабочим моментам и доказываем друг другу свою правоту, но всегда стараемся найти компромиссное решение. При этом сложно сказать, кто чаще всего уступает. По каким- то вопросам акционеры соглашаются с моей точкой зрения, по другим- мне приходится наступить на свое Эго. Бизнес- это «улица с двухсторонним движением».

Скажите, какие отношения вы не потерпите со стороны собственников?

Пожалуй, диктат. То есть, как только я почувствую, что меня лишили самостоятельности, сразу же напишу заявление об увольнении. Тем более, что я в материальном плане - человек независимый. Сегодня наши отношения с акционерами на этом и строятся. Пока я чувствую доверие акционеров, которые дают мне карт- бланш на развитие аэропорта, пока мое видение будущего Толмачево совпадает с их взглядами по дальнейшему развитию предприятия, я буду продолжать работу.

Во многих западных компаниях, когда акционеры довольны наемным директором, ему предлагают долю в компании. Не возникало у вас желания стать акционером аэропорта?

Нет. У меня даже мысли никогда не возникало стать акционером аэропорта Толмачево. Для чего? С точки зрения управления контрольного пакета я не получу, а тешить себя тем, что являюсь миноритарным акционером - не вижу смысла. Меня вполне устраивает то, что я являюсь здесь наемным менеджером. Поверьте, условия контракта таковы, что, даже не являясь акционером, я чувствую себя защищенным и в материальном, и в моральном плане.

Вы предпочитаете команду или являетесь одиночным игроком? И легко ли стать членом вашей команды?

Я командный игрок, поскольку убежден, что один в поле не воин. При этом, дорожу своей командой и тщательно ее подбираю. Могу присматриваться к человеку годами. При этом, стать человеком моей команды не просто. Можно занимать высокие должности, но быть «попутчиком». Я ценю в людях не должность и положение, а внутреннее наполнение.

Считается, что наемный директор очень часто находится между молотом и наковальней, поскольку у него высокая ответственность и перед акционерами, и перед сотрудниками. Как вам удается решить эту проблему? Всегда ли удается принять единственно правильное решение?

Если я скажу, что я принимаю только правильные решения - солгу. Действительно, иногда возникают ситуации, когда мнение акционеров и коллектива не совпадают. Приходится искать «соломоново решение». Несмотря на то, что я отчасти авторитарный руководитель, стараюсь договориться и с акционерами, и с коллективом. Во всяком случае - с членами своей команды (поскольку со всеми 3 тысячами сотрудников договориться не представляется возможным).

А приходилось ли принимать решение, не совпадающее ни с мнением большинства, ни с мнением меньшинства?

Конечно. Когда «в друзьях согласия нет», приходится принимать решение самостоятельно и взваливать на себя груз ответственности. Причем, должен вам сказать, что такие ситуации возникают нередко. Наверное, именно способность принятия собственного решения и отличает сильного руководителя от остальных.

Вы человек порыва?

Да, я человек порыва, но не принимаю не обдуманных решений.

Как складываются ваши взаимоотношения с подчиненными? Молодых специалистов без опыта работы нанимаете на работу?

Я уверен, что будущее лишь за поколением next, поэтому с удовольствием принимаю на работу молодых специалистов. Да, молодежь зачастую не имеет опыта и делает много ошибок, но она стремится экспериментировать и сделать жизнь красивее. По- моему, на любом развивающемся предприятии должно быть много молодежи. Пусть меня простит старшее поколение, но КПД молодежи гораздо выше.

А свой КПД можете оценить?

Нет, себе давать оценку я не могу. Хочу только сказать, что есть бизнесмены, на которых я ровняюсь, и до уровня которых мне хотелось бы дорасти. Но называть их имена я не буду.

Сейчас я отношу себя к разряду состоявшихся людей. А насколько я профессиональный управленец, пусть оценивают другие.

Вы сторонник глобальных трансформаций или системного подхода?

Здесь нет однозначного ответа. Хотя, не скрою, что иногда люблю все глобально поменять, перевернуть или как вы говорите, трансформировать. Хотя, в целом, конечно же, существует своя система управления. Мало того, могу сказать, что именно система иногда требует глобальных переворотов.
Кстати, у нас ведь с Андреем Лобкиным принципиально противоположные подходы к управлению. Мы кардинально разные управленцы. При этом мы проработали рука об руку около 6 лет и до сих пор остаемся друзьями. При этом невозможно сказать, что система управления Андрея Лобкина менее эффективна, чем моя, и наоборот. У каждого свои цели.

А вы какую цель перед собой ставите?

Я придерживаюсь жизненной стратегии - не ставить нереализуемых задач. На каждом этапе жизни я ставлю перед собой определенные цели. И горжусь тем, что ни одна из них не осталась нереализованной. Причем, по мере развития моего бизнеса, задачи также укрупняются и усложняются.
Вам неоднократно приходилось начинать «с нуля». Как принимает «чужаков» бизнес- сообщество?
Может быть, я не прав, но по- моему, у нас в России как такового бизнес- сообщества нет. Это неоднородная масса. Например, в Испании очень важно, какого ты происхождения. В России более 80 % бизнесменов- нувориши. Поэтому в бизнесе особых трудностей, связанных с признанием, у меня не возникало. Другое дело- авиация. Это замкнутое и закрытое пространство, которое очень сложно принимает «людей со стороны». Сейчас я могу со всей уверенностью сказать, что в Толмачево я пришел уже настоящим или, как говорят, «матерым» авиатором. Но этому предшествовала тяжелая борьба за выживание в аэропорту Южно- Сахалинска, где меня около года воспринимали как «чужака». Я многому научился и доказал, что способен стать руководителем аэропорта. Вообще в последнее время в гражданскую авиацию пришло много специалистов, не имеющих специального образования и нередко они, как и я, занимают руководящие должности. Причем, довольно успешно.

Скажите, существуют ли какая- то ваша личная формула успеха в бизнесе? И можете ли вы отнести себя к разряду успешных людей?

На мой взгляд, абсолютно неважно, есть ли у вас три высших образования или только церковно- приходская школа, коренной вы москвич или гордый выходец из глухой деревушки. По- моему, в бизнесе важны такие качества как честность и верность (то есть для бизнесмена, как для купца, данное им слово должно быть законом), умение общаться и бесконфликтно отстаивать свою точку зрения, а также сплачивать вокруг себя людей и ни при каких обстоятельствах не предавать близких.

Архив новостей